Судьба казанского мальчика на Войне и после | Региональная татарская национально-культурная автономия Московской области

Продолжая рубрику в честь 100-летия ТАССР, сегодня помещаем интересную статью об уникальной истории, которую написал активист Дубненской татарской национально-культурной автономии Эрнест Тагиров- старший научный сотрудник Объединенного института ядерных исследований (ОИЯИ), международно известный физик-теоретик; внук выдающегося татарского просветителя Шакиржана Тагирова, именем которого названа одна из улиц г. Казани.
Ф.Мухтасаров

Предисловие

Свои 83 года в целом я прожил очень счастливо, хотя, конечно, было всякое. Большую часть моего счастья составили множество встреч с замечательнейшими людьми. Есть что вспомнить. Уже на склоне лет, в этом 2020 году, судьба подарила мне ещё одну неожиданную встречу, пока что в Интернете. В соцсети Facebook на мою страницу нежданно вышла неизвестная мне Лейла Азимова из Набережных Челнов с вопросом: «Уж не Вы ли тот Эрнест Тагиров, который учился в Казанском университете одновременно с моей мамой. Ее зовут Нажия Азимова, в девичестве Яруллина». Я обмер! Конечно, я помнил Нажию, на редкость светлую личность и красивую татарскую девушку. Мы были в одном круге студенческого общения и испытывали друг к другу большую симпатию. Боюсь сказать «любовь», потому что у нынешних поколений при этом возникнут ассоциации с «отношениями» и т.п. Ничего такого не было, в этом смысле мы были скромные и романтичные ребята. Танцевали на вечерах в историческом Актовом зале университета, посещали концерты, потом я провожал ее в старый дореволюционный и, прямо скажем, опасный в то время район Казани (Федосеевская улица), где она снимала комнатушку вместе с однокурсницей Маргаритой Эппель, тоже очень яркой личностью и тоже моей хорошей знакомой. Рита обладала сильным оперным голосом и впоследствии училась в Ленинградской и Одесской консерваториях. Свою теплую и нежную дружбу Рита и Нажия сохранили на всю жизнь. Об этом я упомяну в подходящий момент.

Нажия была на курс старше меня. Время, а также другие увлечения охладили нашу дружбу. Потом мы вовсе разъехались из Казани и время совсем взяло свое, но нечто светлое сохранилось в уголке памяти. По-видимому, у обоих.

И вот такая неожиданность на старости. Мы снова стали общаться, пока по телефону. Я был рад узнать, что у нее жизнь сложилась интересно и счастливо, как и у меня. Таким образом, у меня появилась очень интеллигентная собеседница и старый добрый друг. Однако, в связи с юбилейным годом Великой Победы я хочу рассказать, а, точнее, пересказать со слов Нажии с небольшими дополнениями историю о необычайной военной и послевоенной судьбе ее мужа Батухана Азимова (1926-2018). Это очень яркий штрих эпохи, в которую мы с ней были детьми или молодыми. На меня эта история произвела очень сильное впечатление и полагаю , что она будет интересна читателю.

«Мама, не ищи меня, я ушел на фронт»

Вот такую записку в августе 1941 г. нашла мать 14-летнего Батухана. Конечно, это было мальчишество, но какое! Как должна была воздействовать на юный ум общая обстановка кануна и первых дней войны, вся великая довоенная советская литература и кинематография, чтобы мальчик, пусть и с особенно сильным характером, сделал такой шаг. При том, что отца в семье не было (был репрессирован в конце 30-х). Происходила эта семья из старинного татарского купеческого рода Азимовых, памятником которому и сегодня является архитектурная достопримечательность Казани — Азимовская мечеть. {фото мечети} Лишили Азимовых всего, и Батухан с матерью ютились в Казани по углам.

Перебираясь с товарняка на товарняк, неоднократно убегая от задержаний милицией, наш герой все же добрался до Киева, вокруг которого шли тяжелые бои. Случайно прибился к военной школе разведчиков. Со слов Нажии, он любил вспоминать, как в военной столовой к нему подсел круглолицый мужчина в штатском и расспрашивал, как он здесь оказался. Уже после Батухану сказали, что это был знаменитый писатель Аркадий Гайдар, кумир всех читающих мальчишек того времени. Вскоре после этой встречи Гайдар погиб в составе партизанского отряда, спасая при этом своих боевых товарищей.

1941-44. В тылу врага — разведчик и партизан

Смышленый и смелый мальчик как нельзя более подходил для засылки в тыл наступавшего врага. После короткой подготовки его вместе с украинской девушкой командование разведшколы заслало в район городка Клавдиево для сбора информации на коммуникациях немецких войск. Капитан, отправлявший ребят, вроде бы обещал им даже правительственные награды за выполнение задания.

Однако вернулись они уже во взятый врагом Киев. Батухан оказался без крыши над головой и пищи. Осознал, что догнать по тылам вражеских войск фронт, быстро удалявшийся на восток, невозможно. К тому же, надвигались холода, и он двинулся на юг. В пути его подкармливали и давали ночлег украинские женщины. Судя по фотографиям, Батухан был красивый мальчик, но довольно небольшого роста, почти ребенок, что, наверное, усиливало сочувствие женщин. Через Жмеринку, Казатин, Одессу он добрался до Джанкоя, где прижился в татарской семье и прожил в ней около двух лет, ожидая прихода Красной Армии. Подрабатывал чем мог.

Однако в самом начале 1944 г. Батухан попал в облаву, хватавшую молодых людей на работу в Германию. По дороге туда сумел удрать из эшелона на территории Польши и вступил в ряды польских партизан. Позднее, при первой возможности, Батухан перешел в отряд советских партизан, также действовавших в тылах немецких войск на территории Польши. Этот отряд соединился с частями Красной Армии при освобождении города Ченстохова.

1945. Рядовой Первого Украинского фронта.

С марта 1945 г, после краткой военной подготовки, он начал воевать уже на территории Германии рядовым Девятой дивизии Третьей Танковой Армии I-го Украинского Фронта под командованием маршала Конева. Участвовал в боях за взятие Берлина. Кровопролитность этих боев видна из того, что во взводе Батухана в начале боев было 33 бойца, а, после завершения штурма Берлина, 2 мая осталось 9 бойцов. Он сам чудом не погиб, когда в шаге от него в землю врезалась мина, но не взорвалась.

Этим Война для Батухана еще не закончилась. Это видно из такого документа, сохранившегося в семье:
Красноармейцу Азимову Батухану Абдулловичу: Приказами Верховного Главнокомандующего Маршала Советского Союза товарища Сталина от 2 мая 1045 г. №359,от 8 мая 1945г. № 366,от 9 мая 1945г. № 368 за отличные боевые действия при овладении столицей Германии — Берлином, городом Дрезден и за освобождение столицы Чехословакии- города Прага всему личному составу нашего соединения, в том числе и Вам, принимавшему активное участие в боях, объявлена благодарность. Командир части-подпись.

Батухан был награжден медалями, «За взятие Берлина», «За освобождение Праги», «За победу над Германией» и «За отвагу». Последняя из упомянутых медалей ценилась солдатами повыше иного ордена, поскольку ею награждались за личное мужество и отвагу, проявленную в конкретных боевых действиях.

После окончания войны часть Батухана дислоцировалась в Австрии и Германии примерно по году. Однако вместе с разгоравшейся холодной войной в СССР вновь поднимала голову паранойя подозрительности и поисков «врагов народа». В 1947 г. всех военнослужащих, кто в военное время был на оккупироанной немцами территории, отправили на север СССР. Батухан дослуживал в городе Кандалакша Мурманской области. Там он прослужил более 3 лет..

ст.сержант Батухан Азимов (1950)

Как наводчика противотанковой пушки с хорошими показателями его дважды награждали десятидневным отпуском в Казань. Из второй поездки в отпуск Батухан привез две книги: «Наши дни» и «Глубокие корни» Галимжана Ибрагимова (1887-1938), классика татарской советской литературы, ученого-филолога, имевшего звание «Герой труда» (1932) от правительства СССР. Его имя исчезло в 1937 г., книги были изъяты из библиотек, и, как стало известно только 20 лет спустя, он умер в тюремной больнице, куда его положили уже тяжело больного. Не было ни суда, ни приговора. Был выдающийся писатель, яркий человек, и вдруг даже память о нем исчезла, как будто его и не было вовсе.

Негласное исчезновение «неблагонадежных» авторов – это умопотрясающее явление советской литературы того времени, с которым пишущий эти строки успел познакомиться в свои школьные годы. Например, я лишь тайком прочитал «Двенадцать стульев» Ильфа и Петрова, получив эту книгу от одноклассника. Это еще куда ни шло, но ведь и Достоевский в то время считался нежелательным декадентским автором и всячески замалчивался. В библиотеках его книг нельзя было найти. Конечно, его не было в школьных программах по литературе.

«Изменник Родины» и дружба с Л.Н.Гумилевым в Камышлаге

По-видимому из-за чтения «несуществующего» автора в октябре 1950 г. 23-летнего Батухана арестовали, предъявив обвинение в антисоветской пропаганде. В процессе следствия было добавлено еще одно обвинение — измена Родине за якобы добровольный переход на сторону врага в 1941 г. Это с ума сойти! Четырнадцатилетний советский мальчик в самом начале войны пробрался из Казани в Киев, чтобы перейти к немцам?! Объяснить это безумие можно только тем, что на всякое идеологическое или политическое помешательство, «спускаемое сверху», всегда находились, да и сейчас найдутся такие исполнители, которые доведут эту дурь до полного абсурда. Так что, надо помнить известные слова Юлиуса Фучика из нацистского застенка: «Люди! Будьте бдительны!».

В итоге Батухану, защитнику Отечества, дали 25 лет лагерей. Он оказался в Сибири в системе известного Камышлага на строительстве Омского нефтеперегонного завода. Было в этом бедствии одно светлое пятно: в лагере он познакомился с Львом Николаевичем Гумилёвым (1912—1992) , выдающимся историком-этнологом, философом, поэтом, сыном Николая Гумилёва и Анны Ахматовой. Общение с этой великой личностью не могло не повлиять на Батухана, который, наверное, был тоже интересен тюркологу Гумилеву, как яркий представитель татарского народа. (Не зря же на главной площади Казани стоит памятник Л.Н.Гумилеву с цитатой: «Я русский человек, всю жизнь защищаю татар от клеветы».)

Лев Николаевич взял опеку над Батуханом, привил ему любовь к истории татарского народа. Много позже Батухан несколько раз бывал у него дома в Лениграде. Они оба были освобождены «за отсутствием состава преступления» в одном и том же 1956 году в период т.н. хрущевской оттепели. Однако пятно политзаключенного негласно было на Батухане вплоть до 1992 года, когда ему выдали свидетельство о реабилитации: не на всякое предприятие его, высококвалифицированного специалиста по электротехнике, принимали на работу. А уж о карьерном росте не могло быть и речи, хотя премиями и благодарностями как хорошего работника его часто отмечали.

Счастлив, вопреки всем испытаниям

В 1959 г. Батухан встретил только что окончившую Казанский университет Нажию и вскоре они поженились. Прожили 59 лет в любви и согласии, в основном, в Златоусте. Вырастили дочь и сына, которые получили хорошее образование. В лихие 90-е годы в небольшом уральском промышленном городе трудности в результате «великой криминальной революции» были особенно велики. Временами семьи дочери и сына четы Азимовых существовали только на пенсии матери и отца. Однако тут нежданно помогла неувядшая дружба студенческих лет Нажии с Маргаритой Эппель, о которой я упомянул в предисловии, хотя сама Рита незадолго до этого уже умерла в Канаде. Жившая там дочь Риты пригласила чету Азимовых пожить в этой благополучной стране и выхлопотала им вид на жительство на том основании, что Батухан являлся ветераном Войны и пострадал от политической репрессии. Там они прожили почти 20 лет. Серьезно больной Батухан получал небольшое пособие и хорошее лечение, а Нажия подрабатывала бэбиситтером. В 2017 вернулись на Родину, где Батухан вскоре скончался на 92 году жизни.

Судя по воспоминаниям Нажии, с которой мне удалось встретиться в этом году, и некоторым сведениям в Интернете в Батухане замечательно сочетались твердость характера и душевность, что привлекало к нему людей. Он был патриотом Татарстана и проявлял это в активной общественной деятельности. Она продолжилась и в Канаде: там он стал одним из создателей татарской общины Торонто «Берлек» («Единство»). Во время визита в Канаду в 2016 году президент Республики Татарстан Рустам Минниханов вручил Батухану Азимову медаль Всемирного конгресса татар «За большие заслуги перед татарским народом».

Батухан Азимов, президент РТ Р.Миннеханов и татарское землячество в Торонто (Канада)

На вопрос корреспондента канадской газеты «Какое время в Вашей жизни было для Вас самым счастливым?» — Батухан ответил «Всякое время! Всякое время в моей жизни было хорошее по-своему!» Думаю, что он имел ввиду встречи с хорошими людьми даже при самых тяжелых обстоятельствах жизни.

Два поколения Азимовых (Набережные Челны)

Э.А.Тагиров